Учим английский по фильмам с Джеймсом Франко

Джеймс Франко – самый нестандартный американский киноактер: кроме киносъемок в фильмах, он вплотную трудится над постановками, писательством, учит и учиться. Наряду с этим выкраивает моменты дабы сохранять в надлежащем тонусе свое совершенное тело!

yes-english.jpg

Одаренный актер Джеймс Франко показал себя в кинофильмах «Восстание планеты обезьян», «И проиграли бой», «Королева пустыни» и «В долине Эла», представил в 2011 году свою инсталляцию на Венецианской биеннале, сочинил сборник новелл «Пало-Альто», даже сделал фотосессию для популярного издания. Все эти фильмы есть на английском языке с субтитрами, иногда мы обсуждаем их со студентами по скайпу. Итак, журналисты решили выяснить, как актеру все удается. Нам тоже есть, чему поучиться у актера!

– Кажется, что за последнее время ваши творческие ориентиры существенно сместились и карьера актера фильмов, благодаря которой вы прославились, отошла на второй план. Так ли это?

– Мне по-прежнему нравится играть в фильмах, но я все больше времени посвящаю учебе, люблю учить, изучать что-то, получил ученую степень по литературе, пишу, режиссирую, увлекаюсь кино. Особое удовлетворение я получаю от режиссерской работы в фильмах и подобных занятий.

– Чего именно вам не хватает в актерской игре? Что вы еще хотели бы изучить?

– Лет пять или шесть назад во мне произошли изменения. На тот момент я мелькал в фильмах почти пятнадцать лет. Я не был счастлив, потому что хотел слишком много сделать. И, кроме того, что выполнял свою работу, еще и «покушался» на работу остальных членов команды, даже пытался «помогать» режиссеру, учить его. И это было моей ошибкой. Я только все усложнял для тех, кто был рядом со мной. Сейчас понимаю, что это происходило от желания быть вовлеченным в другие аспекты производства кино, а не от желания поучать.

Будучи актером фильмов, я чувствовал себя ущемленным. Теперь у меня есть четкое понимание киносъемок. Я считаю, что артисты – это инструменты режиссера, они должны служить его представлению, а не учить, как «делать дело». Именно так я сейчас тружусь и не учу никого. И когда принимаю приглашение на съемки фильмов, это означает, что я верю режиссеру и его проекту. Я хочу помочь ему рассказать историю. Пусть он расскажет ее на английском языке, она будет переведена на многие другие языки с субтитрами или без, облетит мир. Ведь речь не столько во мне, сколько в самом фильме. Исходя из вышесказанного, я получаю от этого определенное удовлетворение. Особенно когда сотрудничаю с режиссерами уровня Дэнни Бойла или Гаса Ван Сента.

С другой стороны, когда я хотел передать чье-то видение проекта, то чувствовал, что нужно больше места или необходим собственный проект, где я могу выразить свои мысли. Вот почему мне нравится режиссура. И именно поэтому я предпочитаю заниматься тем и другим. Когда я играю в фильмах, то получаю возможность поработать с людьми, которых уважаю, пытаюсь учить людей через свои картины. Я говорю с людьми на английском, на других языках. Когда я выступаю в роли режиссера фильмов, то использую шанс выбрать именно тот проект, который я хотел бы поставить. И дело тут не в том, что у режиссера больше контролирующих функций, для меня важен опыт сотрудничества с большим количеством разных отделов, работающих над фильмом.

– Какое значение кино занимает в вашей судьбе? Оно необходимо вам для того, чтобы жить? Оно вас может учить чему-то новому?

– Честно, если бы я не занимался им, то, наверное, был бы очень несчастен, умер бы от скуки. Главная причина, по которой я вовлечен в него, заключается в том, что оно помогает мне обрести связь с миром. Да, оно способно учить меня жизни. Именно через фильмы я взаимодействую с ним. Некоторые люди пишут научно-популярную литературу или занимаются исследованиями, изучают или учат английскому, познают экзотические языки, путешествуют… Но у меня лучше всего, получается, общаться с миром посредством кино.

– Является ли юмор неотъемлемой частью кино? Для одного из проектов вы разгуливали по Лувру с пенисом на носу… Чему это будет учить ваших зрителей?

– В нашу эпоху постмодернизма юмор невероятно важен. Он рождает иронию и добавляет глубину.

– И все же, как насчет Лувра? Вмешалась ли охрана?

– Проект, о котором идет речь – фильм «Членонос в Париже», мы снимали его не только в Лувре, но и в музее д’Орсе. Они разрешают проносить камеры. Так что ничего незаконного: охрана видела, что мы снимаем фильм, нам не нужно было прятаться. У персонажа, которого я играл, был член вместо носа, который он прикрывает на публике, боясь быть непонятым людьми – ведь они могут быть очень жестокими, если увидят нечто подобное. Так что мы прятали его во время съемок фильма.

– Многим актерам сложно соблюдать баланс между одержимостью кино и личной жизнью. Приходится ли вам решать подобную дилемму?

– Я очень занятой человек, и на данном этапе мне представляется сложным поддерживать отношения или создавать семью. Я выработал правило, согласно которому люди, окружающие меня, являются ближайшими друзьями. Поэтому я считаю съемку в фильмах временем для удовольствия. Так продолжается уже последние лет пять, и я счастлив. Я занимаюсь только тем, что люблю. Поэтому мне не нужен дополнительный отдых или отпуск – он может быть более скучным, чем работа.

– Вы получили степень кандидата наук в области литературы, прекрасно владеете английским. Вы можете представить себя профессором в колледже, преподавая, скажем, английский язык?

– Могу, хотя я бы не хотел совсем отказываться от кино. Моя научная работа и работа в кино обогащают друг друга. Отказ от съемок в фильмах сделал бы мою академическую деятельность скучной и стандартной. В Yale University, где я занимался, море талантливых ученых. Даже среди моих сверстников много будущих светил науки и не все они говорили по-английски, но мы были едины. Я могу учить, могу сам учиться и изучать, могу внести кое-что от себя, а именно – микс академических и профессиональных знаний. Так что я надеюсь продолжать заниматься кино и наукой.

– Интересуетесь ли вы текущими политическими вопросами в США, например, бюджетным дефицитом? Или вам нет до этого дела?

– Я стараюсь следить за новостями насколько это возможно. Но так как мой день очень насыщенный, я не уделяю политике столько времени, сколько остальным своим делам. Если спросите меня о ней, получите глупый ответ.

– Вы сотрудничаете с фондом Art of Elysium, цель которого – показать, что кино положительно влияет на жизнь детей. Что в вашей деятельности для фонда вы можете выделить?

– Art of Elysium – прекрасная организация, работающая с большим количеством больниц и обществ для детей с определенными заболеваниями или физическими недостатками. Практически первым моим проектом стало написание пьесы для одного из малышей. Это было круто. Я понял, что могу использовать свои знания и превратить их в действие, показать другому человеку, что я о нем забочусь. Может быть, кто-то будет изучать английский по моим фильмам – тоже супер!

– Наверное, шоу-бизнес кажется вам поверхностным по сравнению с миром искусства?

– Нет, кинопроизводство нельзя назвать поверхностным. В нем есть очень умные и глубокие личности. Но люди, которые комментируют фильмы в Интернете, очень часто поверхностны и обращают внимание только на какие-то незначительные аспекты. Ну что же, зато это подстегивает к тому, чтобы добиваться максимальной выразительности в своей работе!

Хотите изучать английский по скайпу с фильмами Джеймса Франко? Присоединяйтесь к нашей дружной скайп-команде!

***

[TEST_B id=5611]

One Reply to “Учим английский по фильмам с Джеймсом Франко”

  1. Виктор

    Как актер Джеймс Франко очень хорош.Он показал что может сниматься как в комедийных фильмах так и в серьезных драмах. Возможность выучить английский по Скайпу с фильмами Джеймса Франко меня очень радует. У вас хорошая школа английского по скайпу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

4 + 3 =