Моя поездка в Канаду

english
Полугодовая командировка в Канаду принесла мне не только профессиональный опыт – в Виннипеге я обрел друга и крестную дочь, которой сам же подобрал имя.

С Джолионом Тайлором, талантливым программистом, мы подружились уже в первые дни совместной работы, и так получилось, что именно в этот период – максимум через пару недель – Джоли должен был стать отцом чудесной малышки (врачи не сомневались, что непременно родится хорошая, здоровая девочка). Тайлоры почти пять лет боролись за возможность иметь ребенка – можно представить, какие эмоциональные бури бушевали в душе моего нового приятеля, предвкушавшего торжественное событие.

– Мы с Гертрудой невероятно счастливы и полностью готовы к воцарению малютки в нашем доме: обустроена комнатка, есть деньги на достойное содержание крохи, но возникла одна гигантская проблема, Федор, – почесывая нос карандашом, однажды сообщил мне Джоли. – Поможешь?

Совершенно искренне я выразил желание тут же сделать для семьи Тайлоров все, что мне по силам.

– Моей маленькой принцессе надо подобрать самое лучшее имя. И оно должно быть русским! – безапелляционно заявил Джолион. – Начинай думать прямо сейчас.

– Твоя супруга имеет славянские корни? – поинтересовался я.

О том, что все предки Джолиона когда-то переселились в Канаду из Африки, говорил цвет его кожи. Значит, решил я, не иначе как «зов предков» услышала его благоверная – Герда.

– Да ты что! – захохотал он. – Она девчонка из Дакоты. Глаза и волосы у нее от прапрадеда, индейца сиу, Россией в ее роду и не пахнет. Не задавай дурацких вопросов – лучше предлагай имена.

– Полина? Вера? Татьяна?

Джоли замахал руками:

– Вторые два отлетают: у нас тут полно Вер и Татьян, а Полина – это как-то уж очень по-французски.

Должен сказать, что последний аргумент мне показался сомнительным, но не нравится – так и не надо. Разве мало на моей родине красивых дамских имен?

Следующие полчаса Джолион буквально пробовал на вкус каждое названное мной слово. «Ольга, – вытянув губы, проговаривал он. – Не зацепило… Слишком простое. Светлана – неплохо, только трудно произносить. Антонина – какое-то оно не женское, что ли… Ирина – неблагозвучно…»

Его привередливость меня забавляла. Я терпеливо перечислял: «Нина, Зинаида, Любовь, Ярослава, Глафира».

Услышав последний вариант, мой друг подскочил, чуть не смахнув со стола клавиатуру.

– Супер! Как это будет в сокращении, ласково?

– Глаша, – улыбнулся я и подумал, что имя действительно звучит приятно, даже странно, что в нашем отечестве, наверно, лет сто им никто не называет своих дочерей.

– Гулача! – восторженно пророкотал Джоли и бросился звонить жене.

От Гертруды он получил горячее «окей!», и вскоре родившуюся гражданку Канады официально зарегистрировали как Глашу Тайлор – полным именем пренебрегли, потому что все семейство, включая бабушек, дедушек и тетушек, безудержно восторгалось уменьшительной версией. Склонившись над утопающей в кружевах кроваткой, все они, коверкая имя каждый на свой лад, умильно ворковали: «Кулаща! Гуласша! Гхулашша!»

Сейчас моя крестница умеет держать в руках детскую теннисную ракетку, катается на пони и пытается освоить двухколесный велосипед. Возле моего компьютера в розовой рамке стоит портрет розовощекой канадской малышки, по воле судьбы носящей старинное русское имя.

Илья

Поделись!

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 8 =