Джордж Оруэлл, создатель мистического романа “1984”. Часть четвертая

Оруэлл покидает Лондон и, скрываясь от внезапной славы, поселяется на одном из самых недоступных Британских островов – Джура, недалеко от Шотландского побережья. «Не думаю, что вы поймете, как кошмарна лондонская жизнь для меня… Еда, которую перелапали 20 грязных рук, не лезет мне в горло. Я не могу дышать воздухом и не могу читать поэзию».

Айлин больше не было в Лондоне. Не для кого было читать. Единственным родным человеком был двухлетний сын Ричард – настолько родным, что однажды, пожелав считать его всецело своим, он сигаретой выжег имя настоящих родителей на документах мальчика.

«Написание книги – ужасная изнуряющая борьба, словно затяжной приступ тяжелой болезни…» Работа над «1984» сопровождалась приступами и в буквальном смысле: давние подозрения на туберкулез подтвердились. Теперь он время от времени попадал в больницу, где, сидя в кровати, непрерывно курил самокрутки и сутками стучал на пишущей машинке.

Ему прописали новейшее лекарство, от которого начала шелушиться кожа, выпадали волосы и ногти. Немного оправившись в санатории, Оруэлл заканчивает роман и, изменив две последние цифры в дате на последней странице, называет его «1984».

«Я не думаю, что эта книга будет хорошо продаваться», – скептически говорил он издателю. Несколько лет «1984» только в США расходился по тысяче экземпляров в день. Как и «Скотный двор», «1984» получился с двойным дном. Под сиюминутной антисоветской антиутопией скрывалось послание, смысл которого при жизни писателя еще не был ясен. Тем понятнее и актуальнее он стал спустя полвека.

«Ангсоц» – английский социализм с нечеловеческим лицом, три вымышленные империи, борющиеся за господство на земном шаре, многочисленные министерства – «правды», «любви», «пятиминутки ненависти», проводимые па предприятиях – трудно сказать, с какой системы была списана эта горькая политическая сатира.

Это откровение оказалось слишком страшным даже для самого автора. После выхода книги он кардинально меняет взгляды и становится консерватором, безоговорочно поддерживая политику правительства. Он доходит до того, что составляет «список неблагонадежных» для министерства иностранных дел, куда заносит тридцать пять симпатизировавших СССР человек, преимущественно литераторов, с далеко не лестными описаниями.

Секретное ведомство MI 5 обнародовало список Оруэлла лишь в 1996 году. Теперь известно, что туда попали Бернард Шоу, Джон Бойтон Пристли и Чарли Чаплин, получивший короткую характеристику – «еврей».

За полгода до смерти Джордж Оруэлл женится на Соне Бромвель, что вызвало разного рода толки об искренности брака: смертельно больной писатель-миллионер и молодая привлекательная журналистка. Для Оруэлла, как он считал, это было единственной возможностью защитить малолетнего сына и имущество. Для Сони, как выяснилось позже – выгодной сделкой. Один из друзей писателя заметил: «Трагедия жизни Оруэлла в том, что, когда он, наконец, достиг славы и успеха, то был уже обречен и знал об этом».

Джордж Оруэлл скончался 21 января 1950 года в лондонском госпитале. Был ли он хоть раз по-настоящему счастлив? Наверное, был. В одном из эссе он написал: «Человечество может быть счастливо лишь тогда, когда оно не считает счастье целью жизни».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

6 + 1 =