Американское воспитание vs Китайский метод мамы-тигрицы

Выставить трехлетнюю дочь на мороз за то, что она отказывается зубрить гаммы, грозить сжечь все игрушки, если ребенок приносит «четверку» или швырнуть дочери в лицо поздравительную открытку, которую она сама сделала, со словами: «Что за мазня? Сделай что-нибудь поинтереснее».

english

Книга «Боевой гимн матери-тигрицы» 49-летней матери двух дочерей и профессора права американского Йельского университета Эми Чуа стала известной во многих странах. В этом руководстве по «дрессировке» детей американский автор рассказывает, что такое педагогика по-китайски и как заставить ребенка быть номером один в школе. Ее драконовские методы воспитания вызвали такой переполох, что в адрес китайской мамы посыпались угрозы физической расправы.

«Ничто не совершается ради наслаждения, – настаивает американка-китаянка Эми. – Нужно много работать. А дети нипочем не хотят трудиться, и миссия родителей – принудить их. Любой ценой!» Поэтому вся ее воспитательная система сводится к нескольким запретам: НЕЛЬЗЯ оставаться ночевать у друзей – так любят проводить время американские подростки; встречаться с друзьями, чтобы пошалить; получать оценки ниже 4; не быть лучшим учащимся по всем дисциплинам; не играть на скрипке или фортепиано. Эми зациклена на музыке – в ее понимании это идеальное средство, одновременно прививающее ребенку дисциплину и интеллектуальные ценности. «Скрипка для меня – это символ превосходства и противодействия бутикам, кока-колам и тинейджерской моде. В противовес айпэду, игра на скрипке требует старания и душевного подъема», – целые главы Макаренко в юбке посвящает музыкальному воспитанию своих дочерей с криками, истериками и даже легким рукоприкладством. Во всем Эми намеренно сталкивает восточную и западную систему ценностей – их симбиоз и лег в основу ее труда, над которым она работала два месяца.

«Послушание – основа китайского менталитета. Именно оно создает человека, который может прыгнуть выше головы, – говорит Эми. – Европейское воспитание, которое строится на безграничной любви, потакании всем капризам и поощрении, превращает детей в бестолковый и пассивный планктон». Эми не стесняется в выражениях и запросто может сказать дочери: «Эй, пончик, не пора ли тебе скинуть несколько кило!» В Европе в таком случае мама будет юлить вокруг да около. «Западные родители только и говорят, что о самооценке своего ребенка”.

В ее стратегии много здравого смысла, и необыкновенный успех Китая во всех областях – от экономики до физики и конкурсов Чайковского – лишнее тому подтверждение. Американская актриса Гвинет Пэлтроу тоже настроена серьезно и собирается вырастить гениев из 11-летнего сына Моисея и 13-летней дочери Эппл. В воспитании она полагается не на свои знания, а на профессионалов. Она объявила, что ищет преподавателя, который должен свободно говорить на древнегреческом, латыни, французском, испанском, японском, английском и китайском языках. Также он (или она) должен разбираться в философии, искусстве, играть в теннис, шахматы, управлять яхтой, быть молодым, общительным и с отменным чувством юмора… Вышивание крестиком тоже приветствуется.

Эми Чуа выросла в американских семье китайских иммигрантов, где кроме нее было еще три дочери. Сейчас они все – успешные профессора и специалисты. Эми с детства не давали спуску и воспитывали строже, чем в исправительном лагере. «Каждый вечер мы занимались музыкой и математикой. Дома ни слова по-английски, иначе получишь палкой по голове, – вспоминает Эми Чуа. – Когда я заняла третье место на конкурсе по истории, и отец сказал: “Ручайся, что больше никогда так меня не осрамишь”. Разочарование американского папы понятно – в китайской системе координат школьные успехи ребенка, то есть такие формальности, как оценки, показывают, насколько у него хорошие родители. С большой любовью и признательностью известный китайский пианист Ланг Ланг вспоминает своего отца, который научил его боготворить музыку. И не без гордости повествует сюжет из детства, когда он поздно вернулся из школы и не успел на урок по фортепиано с отцом. Тот сказал: «После такого стыда ты обязан умереть!» – дал сыну пузырек со снотворными пилюлями и настоял, чтобы он незамедлительно их выпил.

english

Эми блестяще окончила Гарвард, где познакомилась со своим будущим мужем, также профессором, Джедом Рубенфельдом. После рождения их первой дочери Софии Эми поставила условие: в обмен на то, что дети будут исповедовать иудаизм, воспитывать их она будет по-китайски, не используя слово «счастье», потому что детство – время инвестирования в будущее. Все попытки папы защитить дочерей заканчивались тем, что Эми усиливала дисциплинарные санкции в их отношении. Кроме того что суровая мамочка каждый день сама занималась с детьми, она наняла лучших учителей, возила девочек на тестирование в престижные школы, покупала самые дорогие музыкальные инструменты.

Зубрежка, музыка, точные науки – так проводят большую часть досуга китайские дети, не катаясь на роликах и не смотря телевизор. «Европейские родители часто отступают на стадии “Не хочу – не буду!”, китайская мама никогда не пойдет на поводу у капризов своего ребенка!» Вероятно, поэтому китайские школьники уже несколько лет стабильно находятся на первых местах по всем дисциплинам, в американских школах для особо одаренных детей их и вовсе подавляющее большинство. Американские дети в международном тестировании занимают 24-е место, а выходцы из постсоветского пространства опережают их всего на пару позиций. В США шутят: «Американский колледж – это территория, где русские учителя обучают китайских учащихся».

Эми свято верит в эффективность китайского метода, но и он иногда дает сбой. Проблема в том, объясняет она, что дети общаются со своими сверстниками и видят, что не все родители так сильны в дрессуре, поэтому и начинаются конфликты. С 23-летней Софией дела шли как по маслу – в 16 лет она исполняла Прокофьева в Карнеги-холле. «Мои дочери иногда презирают меня. Пусть. Но они победят!» Зато младшая Луиза (ей сейчас 19 лет) показала когти. Она объявила войну, в которой может быть только один победитель – Великая китайская мама, так как «подросток априори не может быть прав». После 11 лет, проведенных в обнимку со скрипкой, ссор и при этом неплохих успехов Лулу поставила крест на музыке, заявив, что хочет играть в американский теннис.

Кульминация конфликта произошла в Москве на Красной площади, на веранде кафе рядом с ГУМом. «Мы заказали черную икру – в культурологических целях. Лулу поморщилась: “Что за гадость! Не буду, это есть”. Я ответила: “Ты – дикая! Не будь как американские дети, которые не хотят пробовать что-то новое”. Лулу завелась: “Я не полноценная китаянка и не желаю быть ею. Презираю тебя, твою музыку и мою жизнь!” Я поднялась из-за стола и бросилась бежать – 46-летняя китаянка, вся в слезах, в мини-юбке и на высоких каблуках… Я пролетела мимо Мавзолея по Красной площади. Куда бежать дальше, я не ведала».

Сейчас конфликт исчерпан, мама везде позирует с дочерьми, которые говорят, что своих детей они будут воспитывать так же. Разве что, разрешат иногда переночевать у американских друзей.

Хотите попробовать индивидуальный пробный урок английского языка по скайпу (skype) бесплатно и в удобное для вас время? Нет проблем! Заполните заявку.

Поделись!

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 6 =